Журналисты «Медузы» поговорили со школьными психологами, чтобы ответить на эти вопросы.

Материал «Около трех процентов суицидов просто не имеют причины» вышел в «Медузе» после объявления необходимости реформы школьных психологических служб, которую озвучила вице-премьер Ольга Голодец. Специалисты, с которыми поговорила «Медуза», к реформе, детали которой пока не ясны, относятся скептически.

Мы рекомендуем полностью прочесть материал «Медузы». Мы же приведём из него некоторые важные цитаты специалистов.

Елена Гергокова, психолог в образовательном комплексе «Школа 362», Москва:

«Подростки в переходном возрасте — это отдельная тема. Кстати, пубертат сегодня снизился, бывает, что проявления этого кризиса заметны уже лет в десять. У ребят встают вопросы самоопределения: найти свое место в обществе среди сверстников. Учеба отходит на задний план, самооценка падает, появляются проблемы в отношениях с родителями, которые, как детям кажется, их не понимают. Чаще всего какие дежурные вопросы у родителей: «Как дела в школе, что получил, поел?» — и все. Подросткам просто не к кому пойти, чтобы обсудить свои проблемы. В этот момент школьный психолог — это как раз тот человек, который не читает нотаций, не ставит оценки, с ним можно просто поговорить о том, что важно.»

Сергей Логачев, бизнес-тренер, с 1991 по 2006 год психолог в школе № 6, Пермь: «В моей школьной практике был случай: ученик покончил с собой. Я тогда месяц, наверное, ночами не спал, изучал, откуда берутся суициды, как это происходит, какие признаки, все свои исследования поднял, все свои тесты. Но, к сожалению, где-то около трех процентов суицидов просто-напросто не имеют причины. Я до сих пор иногда возвращаюсь к этой ситуации, а случилось это около двадцати лет назад. Прокручиваю все ее элементы: у родителей мальчика были проблемы с бизнесом, ребенок остался один, его никто не поддержал, я пытался сдружить его с другими ребятами, но весь спектр мероприятий, которые были проведены, к сожалению, не оказал нужного воздействия. И вот до сих пор ходишь и думаешь, а что ты еще мог в этой ситуации сделать.»

Мария Гречишкина, психолог в гимназии № 1567, Москва: «Если говорить про псковских подростков, то, насколько я поняла, это были внешне благополучные дети, которые не демонстрировали никакой внутренней агрессии. Но именно из-за таких случаев и должна быть хорошо организована работа психолога с классным руководителем. Если психолог один на 500–600, а иногда и 1000 детей, он просто не может за всеми уследить. А вот классный руководитель, у которого в классе 25 человек, может и должен увидеть какие-то изменения в поведении ребенка и поделиться своими сомнениями с психологом. Скорее всего, эти подростки были лишены любви, внимания, понимания. Детям вечно занятых собой родителей очень не хватает ласки.»

Источник: «Медуза»

Автор: Саша Сулим

Дата публикации: 24 ноября 2016 года

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС via Meduza